Исторический очерк - Как взимались налоги в Румынском княжестве

03.03.2017

На протяжении XVII века, как известно, было немало господарей, которые пытались проводить определенные реформы – цель была наладить систему налогообложения (то есть, сделать справедливым распределение так называемого налогового бремени).

Так, Матеем Басарабом было издано постановление, согласно которому каждый человек обязан был уплачивать налог «за свою голову». Это приравнивалось к индивидуальному налогообложению – такое постановление заменило коллективное обложение налогом, которые было когда-то в виде общинной подати (налог этот имел название «чийслы» и взимался он с целого села).

Другой молдавский господарь по имени Думитрашко Кантакузино решил ввести специальные «печати», при чем абсолютно для каждого налогоплательщика (так сказать «от мала до велика»). В таких документах прописывалось, сколько обязан выплачивать каждый налогоплательщик, что, конечно же, привело бояр в ярость.

Запомнился народу и Константин Дука, который в свое время ввел довольно таки странный обычай – он взимал со знатных бояр и со всех местных монастырей налог с каждой имеющейся овцы.

Антиохом Кантемиром был введен единый налог, назывался он так “за красными княжескими печатями, на каждое лицо, на каждого человека”. При этом Кантемир обязал каждого дать великую клятву – люди обязаны были платить этот налог четырежды за год. При согласии налогоплательщиков Антиох Кантемир обозначил общую сумму, которая подлежала выплате на протяжении года четырьмя частями (в эту сумму входили все существующие в то время налоги). Именно эту реформу многие люди считали положительной. Позже беглые налогоплательщики начали выплачивать уже другой налог, а именно – «каждый на своем месте и на своей земле».

Михаем Раковицой был издан в свою очередь указ, в котором говорилось, что каждый боярин, великий и малый, а также каждый монастырь должен платить «по два потроника налога на доходы с ульев и откормленных свиней, как платят и крестьяне». Боярам не понравился такой закон, и они все-таки смогли заставить господаря поклясться, что он вернет старые обычаи.

 

Такого рода реформы сложно назвать успешными, потому как они приносили народу незначительные облегчения, при этом действовать каждая реформа переставала сразу же после окончания правления того, кто ее провозглашал. По этой причине крестьянство, как выражался итальянец по имени Дель Кьяро, даже в XVII в. оставалось все той же «ободранной овцой».